Видео Формула 1Кими Райкконен

Льюис Хэмилтон после Гран При России

Финишировав четвёртым в Сочи, Льюис Хэмилтон заявил, что ждал такого результата – к сложностям с управляемостью, преследовавшим британца в субботу, в гонке добавились проблемы с двигателем…

Вопрос: Льюис, вы отлично стартовали, опередили Кими Райкконена, но он снова вас обогнал. Что произошло?
Льюис Хэмилтон: Да, я отлично стартовал, но потом взял левее, чтобы воспользоваться слип-стримом. В тот момент Кими вышел вперед и сам воспользовался этой возможностью, а я остался ни с чем. Так мы доехали до первого поворота. Затем две машины ехали параллельно, а я пристроился за Валттери, но в итоге Себастьян оказался позади Валттери, и я не смог опередить кого-то из них. Пришлось согласиться со своей позицией.

Вопрос: Очевидно, это был очень сложный уик-энд для вас: ни в одной из сессий поведение машины не было идеальным. Вы знаете, с чем это связано?
Льюис Хэмилтон: Сейчас я не могу это объяснить – на следующей неделе нам надо полностью с этим разобраться. У меня есть некоторое представление о поведении машины в гонке и в квалификации, но нужно выяснить причины неполадок.

Вопрос: Была ли повреждена машина вчера в квалификации? Пришлось ли вам что-то заменить сегодня?
Льюис Хэмилтон: Нет.

Вопрос: Вчера у вас возникла избыточная поворачиваемость на третьем секторе. В гонке эти проблемы сохранились? Поведение машины не изменилось в лучшую сторону?
Льюис Хэмилтон: Нет, в гонке машина вела себя так же. В пятницу всё было совершенно иначе. Но в субботу и воскресенье… Я не могу сказать, что поведение машины кардинально изменилось, но все пошло не так. Кроме того, в гонке возникли проблемы с перегревом.

Вопрос: Тото говорил о перебоях в работе двигателя…
Льюис Хэмилтон: Я не помню, когда это началось, но примерно с 5-го круга мне пришлось несколько сбавить темп. Нужно было перевести силовую установку в режим пониженной мощности, а потом ещё и один из цилиндров начал работать с перебоями из-за перегрева. Я очень рано был обречен на четвёртую позицию.

Вопрос: Вы можете объяснить, что именно перегревалось? Вы обнаружили причину?
Льюис Хэмилтон: Нет. Я не знаю, почему двигатель перегревался. Я был в небольшом трафике, но это не так серьезно.

Вопрос: Вы говорили, что из-за проблем с управляемостью вы теряли больше времени, чем из-за проблем с перегревом?
Льюис Хэмилтон: Мне не хватало скорости, начиная со вчерашнего дня, а в гонке, сбросив темп из-за перегрева, я терял от 7 десятых до секунды на круге.

Вопрос: Европейская часть сезона только начинается, но всё же – учитывая результаты Валттери и Себастьяна, насколько сложно будет выиграть титул?
Льюис Хэмилтон: Сейчас я не думаю об этом. Пока это не столь важно. Прежде всего, нужно разобраться, что произошло со скоростью в этот уик-энд, в чём моя ошибка с настройками, а затем вернуться в борьбу. Впереди еще много Гран При, я по-прежнему занимаю вторую позицию в личном зачёте. Это не конец света. Конечно, нужно вернуть прежний темп.

Это был очень странный уик-энд. Многое зависит от поведения машины и резины, от температуры шин – всё это сейчас нужно учитывать максимально точно. Но беспокоиться о надёжности нет причины – с этим у нас пока всё хорошо.

Вопрос: Ваши настройки отличались ли от тех, что использовал Валттери?
Льюис Хэмилтон: Не особенно, разве только электроника отличалась.

Вопрос: Возможно, теперь вам не придется использовать более агрессивный подход в настройках?
Льюис Хэмилтон: Я попросил инженеров дать мне полный отчет. В сущности, по ходу уик-энда я не смог двигаться в том направлении, в котором хотел. И пока я не вполне понимаю, почему.

Related Articles

Добавить комментарий

Back to top button